Главная » Статьи » Родной край » История Астрахани

Александр Марков "Ульяновы в Астрахани" Глава I

Глава I. Истоки родословной

Неторопливо идет группа экскурсантов по залам Астраханского краеведческого музея. В вещах, одеждах, картинах, документах зримо предстает история края. Хочется все познать, сохранить в памяти. Надо видеть, с каким душевным трепетом останавливаются люди у стенда, посвященного детским и юношеским годам Ильи Николаевича Ульянова. С напряженным вниманием слушают они рассказ экскурсовода...

Вдруг по притихшему залу раздается мелодичный перезвон. Это отбивают время круглые стенные часы с позолотой, с ажурными черными стрелками.

Некогда эти часы отбивали время в семье Ульяновых. Теперь часы, после небольшого ремонта, вместе со старинным шкафом из мебели Ульяновых экспонируются в Астраханском краеведческом музее.

Илья Николаевич Ульянов.

Эти дорогие реликвии находились у домовладельцев небольшого полутораэтажного дома, который известен каждому астраханцу: На стене дома мемориальная доска с надписью:

Здесь жила семья Ульяновых:

дед Владимира Ильича – Николай Васильевич,

дядя – Василий Николаевич,

отец – Илья Николаевич.

Часы семьи Ульяновых.

Теперь улица, на которой стоит дом, носит имя Ульяновых.

Почти рядом плещутся волжские волны. Зеленоватую гладь реки бороздят стремительные «Ракеты», трехпалубные красавцы-теплоходы, спешат лесовозы, буксиры-толкачи с баржами...

Именно на берегах великой русской реки берет свое начало родословная величайшего человека, которого парод звал и зовет с сердечной простотой и благодарностью – Ильич.

В марте 1921 года, отвечая на вопрос анкеты делегата X партийного съезда о том, какие местности он хорошо знает, Ленин написал: «Лучше других – Поволжье».

Не знаменательно ли это? Ведь почти тридцать последних лет жизни Владимир Ильич провел вдали от родных берегов. Петербург, ссылка и сибирское село Шушенское, тяжелые годы вынужденной эмиграции. С апреля 1917 года Ленин в Петрограде, а с марта 1918 года – титаническая работа в Москве.

И все же другого ответа трудно было ожидать. Ведь детские и юношеские годы – годы познания мира и дерзких мечтаний, годы, когда зрела и оттачивалась его революционная мысль, прошли на Волге. К тому же Владимир Ильич не раз слышал от своего отца рассказы о его ученье в Астрахани, о памятниках архитектуры в древнем кремле, об изобилии рыбы в крае, о шумных базарах.

О своих предках Ленин знал мало. Владимир Ильич в анкете при переписи населения (в 1922 году) на вопрос о деде написал: «Не знаю». Неудивительно, что даже в книгах, изданных государственными издательствами, было много путаницы, произвольно толковались те страницы биографии В. И. Ленина, где речь шла о происхождении вождя.

Не только рядовые читатели, но даже партийные агитаторы становились в тупик. Вот что писал в журнал «Пролетарская революция» в 1922 году петроградский губернский агитатор Георгий Шидловский: «Передо мною 3 книжки из библиотеки одной из волостей. В одной из книжек («Вождь деревенской бедноты В. И. Ульянов- Ленин», биографический очерк, издательство крестьянского отдела Всеросс. Центральн. Исполнительного Комитета Советов Р., С., Кр. и К. депутатов, Москва. 1918 г., 14 стр., цена 65 коп.) на 4-й странице автор тов. A. М. пишет: «Вся жизнь Владимира Ильича, вся его ученая, литературная и партийная деятельность неразрывно связаны с деревней. Начать с того, что его отец, дворянин по происхождению, далекий от крестьянства и по своему общественному положению, был человеком, близким ему по духу».

В другой («В. И. Ульянов (Н. Ленин)», Госиздат, Москва, 1920 г., 31 стр., цена 7 р.) на 3-й стр. автор тов. B. И. Невский пишет: «Пятьдесят лет тому назад... в городе Симбирске, в небогатой семье родился мальчик... Отец Ленина сам происходил от бедных и незнатных родителей из г. Астрахани».

Наконец, в третьей книжке («Н. Ленин – Владимир Ильич Ульянов (очерки жизни и деятельности)», издание Петроградского Совета Р. и Кр. депутатов, Петроград, 1918 г., 70 стр., цена 1 р. 20 к.) на 9-й стр. автор пишет: «Отец Ленина, родом крестьянин, работал па Волге директором народных училищ».[1]

Подобные противоречивые сведения о предках Ленина вызывали недоумение у губернского агитатора Шидловского и в заключение статьи он спрашивал: «А на самом деле, кто же по происхождению был тов. Ленин?

Надо рассеять творимый при жизни самого тов. Ленина миф о нем самом, о его происхождении и призвать к порядку тов. авторов книг о тов. Ленине и редакторов государственного издательства.

Ленин жив, и его надо порасспросить о нем самом, прежде чем писать о нем; ведь адрес его так прост: Москва, Кремль».

В том же журнале был помещен «Ответ т. Шидловскому», написанный Анной Ильиничной Елизаровой-Ульяновой.

Анна Ильинична считала совершенно вздорным утверждение, что отец Ленина по происхождению дворянин. Дело в том, что Илья Николаевич оказался в числе дворян автоматически, получив за службу чин статского советника и орден св. Владимира. Такие «дворяне» стояли всегда особняком от родовитого дворянства. К тому же Ульянов был чужд чиновничьего духа того времени с его прислужничеством и карьеризмом. Для него важны были не награды, а процветание любимого дела.

По происхождению Илья Николаевич был мещанин. Родился в бедной мещанской семье города Астрахани. Но Анна Ильинична так же, как и Владимир Ильич, не знала профессии своего деда. Она писала: «Мне кажется, что он был мелким чиновником, но утверждать этого не могу».

Лишь в 30-е годы, когда заведующий Астраханским городским архивным бюро Петр Иванович Усачев разыскал ряд документов о семье Ульяновых, стало известно, что дед Владимира Ильича был портным.

Уже после смерти Усачева в Астраханском архиве был обнаружен ряд новых документов о родственниках Ленина.

Сейчас о родословной Владимира Ильича мы знаем не так уж мало, хотя архивные недра скупо отдают свои богатства. Попытаемся собрать воедино все, что удалось обнаружить в Астраханском архиве за последние годы, и все, что писали о семье Ульяновых писатели и исследователи-энтузиасты. Постараемся показать и жизнь торгово-промышленного города первой половины XIX века. Ведь именно в окружении мира торгашества, жесточайшей эксплуатации работного люда на пристанях, рыболовных ватагах и соляных промыслах проходила жизнь семьи Ульяновых.

Запись о Николае Васильевиче Ульянове (дедушке В. И. Ленина) в списках беглых помещичьих крестьян, поселившихся в Астраханской губернии до 1798 года.

***

Мария Ильинична Ульянова, говоря о родословной Ильи Николаевича, писала: «Он происходил из бедной мещанской семьи. Дед его был крепостным, а отец жил в городе и служил в каком-то торговом предприятии (по профессии он был портным)»[2].

Не только дед, но и отец Ильи Николаевича долгое время был крепостным. Совсем недавно этому найдено документальное подтверждение. В Астраханском государственном архиве обнаружено дело: «Списки именные ожидаемых к причислению зашедших беглых из разных губерний помещичьих крестьян». В списке крестьян, прибывших в Астраханскую губернию до 1798 года, есть запись: «Николай Васильев сын Ульянин... Нижнегородской губернии Сергачской округи села Андросова[3] помещика Степана Михайлова Брехова крестьянин. Отлучился 791 году»[4]. В графе «у кого именно состоит на поруках» записано: «У канцеляриста Алексея Александрова»[5]. Вышеприведенный список был составлен Астраханским нижним земским судом в 1797–1798 годах. Там, между прочим, говорилось, что внесенные в ведомость беглые крестьяне «ныне налицо не явились и казне надлежащих денег не внесли».

Судьба деда Ленина была трудная. Его отец (прадед Ильича), Василий Никитич Ульянин, дворовый человек помещика Брехова, умер рано, не дожив и до 40 лет. Деду Ленина в то время было всего два года. Попечение о малолетнем Николае взяли на себя братья Самойло и Порфирий. Повзрослев, Николай Ульянов стал уходить на оброк в другие, более богатые, губернии.

В списке крестьян, прибывших в Астраханскую губернию, фамилия Николая Васильевича – Ульянин. Дед Ленина, как и многие другие в конце XVIII века, не имел еще окрепшего фамильного прозвища. Так, в «записке мастеров» его фамилия Ульянинов, в метрической книге – Ульянин, в деле Астраханской казенной палаты – Ульянов. Сам же он в прошении астраханскому губернатору ставил подпись «Ульянин», а под ревизской сказкой 1835 года расписывался «Ульянов».

Итак, Н. В. Ульянов – крепостной крестьянин, прибывший из Нижегородской губернии в Низовья Волги в 1791 или в 1797 году. Сергачская округа, откуда прибыл Ульянов, была стороной лесной глуши и захолустья. В нужде, в бедности, в тяжелых работах проходила жизнь обитателей этих лесных починков и деревень. Не раз крестьяне громили боярские усадьбы. Особенно сильное волнение крестьян Сергачской округи было в 1702 году. Руководитель их – крестьянин Сидор Спасский составил челобитную, в которой писал: «От прежних и нынешних многих работ и подвод... мы оскудели, одолжали и разорились без остатку»[6]. Власти сумели схватить «пущего» зачинщика Сидора Спасского и многих крестьян, которых нещадно секли кнутами и батогами. Многие крестьяне бежали из округи целыми семьями. А оставшиеся продолжали тяжкую борьбу за свое существование и мало видели радостей в жизни под боярским кнутом. С великими усилиями отвоевывали они у леса каждый шаг, каждую пядь земли. Нижегородский край, богатый лесом, был беден пашнями. Вот почему помещики, не имея выгоды от земледелия, часто отпускали своих крепостних крестьян на оброк или заставляли дома заниматься каким-либо «рукомеслом». Ульянов «отлучился в 1791 году» на оброк да так и не вернулся под жестокую власть помещика Брехова.

То, что Николай Васильевич был отпущен на оброк, говорит указ Астраханской Казенной палаты Астраханскому Нижнему земскому суду, написанный 14 сентября 1799 года. В указе Ульянов значится «в числе ожидаемых к причислению зашедших билетчиков»[7].

Указ Астраханской казенной палаты от 14 ноября 1799 года о причислении Николая Васильевича Ульянова (дедушки В. И. Ленина) в общество старозашедших помещичьих крестьян.

«Билетчиками» называли помещичьих крестьян, отпущенных на оброк и имеющих на руках отпускной билет. Историк Болтин свидетельствовал, что помещики определяют «крестьян своих в работу или на оброк, как им покажется для себя прибыльнее, сообразуясь с обстоятельствами. Ежели помещик сам живет в деревне, или надежного имеет у себя приказчика, а земли к пашне удобной довольно, в таком случае гораздо прибыльнее оставить крестьян на пашне; если ж сам находится в отсутствии, приказчика надежного не имеет, или земли в дачах недостаточно, то прибыточнее положить их на оброк»[8]. Оброчные крестьяне пользовались большей хозяйственной инициативой. Но рост оброка ухудшал их положение. В 90-е годы XVIII века оброк поднялся до 4-5 рублей с ревизской души. Многим крестьянам такой оброк был не под силу, и они не возвращались к своим помещикам. Тогда-то и сложилась поговорка: «Нечем платить долгу, бежи на Волгу». Добравшись в Низовья Волги, Ульянов подает прошение в Астраханскую нижнюю палату, чтоб его причислили к «обществу старозашедших помещичьих крестьян».

Дело в том, что крестьяне, зашедшие в Астраханскую губернию до 1796 года, считались старозашедшими. Они не возвращались к своим помещикам, а поступали в распоряжение нижнего земского суда.

Ульянову долго пришлось хлопотать, составлять в канцеляриях нужные бумаги. Наконец, в декабре 1799 года последовал указ из Астраханского нижнего земского суда, где регистратору Федоту Иванову предписывалось: «...взысканные с причисленного с начала 1797 года в астраханское старозашедшее общество Нижегородской губернии Сергачской округи села Андросова помещика Степана Брехова крестьянина Николая Васильева сына Ульянина за употребленную в казенной палате по его делу, вместо гербовой, простую 4 листа бумагу 1 рубль 20 копеек да печатные пошлины 501/2 коп. записать в данную на то тебе книгу, отдать при сообщении сего суда с роспискою в Астраханское уездное казначейство для записки в подлежащие казне доходы»[9].

Кроме того, Ульянов должен был уплатить все государственные подати, начиная с 1797 года. Затем Нижний земской суд приписал Николая Васильевича к казенным крестьянам селения Новопавловского. Возможно, сам Ульянов просил об этом. В Новопавловском было очень много бывших беглых, земляков-нижегородцев.

Перечень лиц мужского пола г. Астрахани для рекрутского набора.

Селение находилось в 47 верстах от Астрахани.

Но власти зорко следили за пришлыми. Из ведомости государственных крестьян Новопавловской слободы, составленной старостой Козьмой Тимофеевым, мы узнаем, что в 1799 году Н. В. Ульянов «поступил» в Новопавловское селение (слободу). Здесь же староста сообщает его внешние приметы: «Ростом 2-х аршин, 5 вершков, волосы на голове, ус и борода светло-русые, лицом бел, чист, глаза карие»[10].

По этим приметам перед нами встает типичный облик великорусского крестьянина. Это же подтверждает и документ, обнаруженный в Астраханском госархиве в 1966 году – перечень лиц мужского пола г. Астрахани для рекрутского набора 1837 года, в котором сообщается, что дед В. И. Ленина – Николай Васильевич Ульянов и его дети Василий и Илья – «Коренного российского происхождения»[11].

Сохранилось изображение селения, в котором нашел приют Николай Васильевич. Во время путешествия по Волге в 1838 году художники братья Чернецовы сделали рисунок Новопавловского. Художники пером и коричневой тушью изобразили панораму селения (вид с Волги). На правобережье во всю длину крутоярья мы видим россыпь деревянных домишек. В центре по пологому скату дома сбегают к самой воде. Здесь же, видимо, и пристань – у берега лес корабельных мачт. На зимнюю стоянку в селение пришли многие суда. Над селением возвышается колокольня небольшой церквушки. Тонкими, почти ювелирными штрихами, показали художники плывущие по реке острые, ребристые льдины и барку, с трудом пробивающуюся к берегу.

По рисунку Чернецовых видно, что в первой половине XIX века Новопавловское уже большое волжское село[12].

Когда Ульянов прибыл в Новопавловское, там было много беглых крепостных, хотя село значилось казенным. Недалеко от села находились рыболовные ватаги, куда чаще всего и определялись беглые. Стараясь удержать беглых в Астрахани, как рабочую силу, Екатерина II обнародовала указ: «Тех подлых, кои задержаны будут, бить нещадно батогами с трех раз, и которые из них сознаются, тех высылать к своим помещикам, а которые с третьего раза в утверждении своем утвердятся, тех приписывать к казенным ветчинам и при рыбных промыслах оставлять»[13].

Ульянов не стал ватажником и рыболовом, он занимался в селе портняжным ремеслом. Выйдя из оброчной зависимости, он платил подати как государственный крестьянин. Однако власть помещика Брехова не раз еще напоминала о себе. Прежний хозяин умер, а его сын Михаил Степанович Брехов пытался отдать в рекруты даже тех неугодных ему крестьян, которые уже вышли из-под его барской «опеки».

Служитель помещика Брехова Никифоров по велению своего хозяина докладывал: «Именныя его императорского величества указом, состоявшаяся в 9 день сентября сего года, велено собрать со всего государства с пятьсот душ по два рекрута, означеный же господин мой имеет данную из Нижегородской Казенной палаты октября 31 дня сего года под № 7773 на зашедшего в Астраханскую губернию и причисленного к платежу государственных податей по Астраханскому уезду крестьянина Николая Васильева, квитанцию, которую прилагая у сего, оное собрание покорнейше прошу к сведению и для учинения надлежащей надписи принять. Ноябрь дня 1802 года»[14].

Николай Васильевич Ульянов отвечал необходимым данным для рекрутского набора, но всесилие Брехова не было беспредельным. Ульянов уже не считался его крепостным, и возврату к своему бывшему владельцу не подлежал.

В селении Новопавловском Николаи Васильевич находился недолго. Сельчане редко обращались к портному мастеру. Зато рядом, в городе, нужда в мастерах была большая. Тогда и направился Ульянов в Астрахань.


[1] «Пролетарская революция», Госиздат, 1922., № 3, стр. 333.

[2] М. Ульянова. Отец Владимира Ильича Ленина – Илья Николаевич Ульянов (1831 –1886). Соцэкгиз, М-Л., 1931 г., стр. 9.

[3] По современному административному делению село Андросово находится на территории Ветошкинского сельсовета Гачинского района Горьковской области.

[4] ГААО, ф. 687, оп. 5, Д. 21, л. 181.

[5] На поруки брались те крестьяне, которые не имели паспорта, но занимались ремеслом, принимали какие-либо заказы.

[6] Лебедев В. И. Булавинское восстание (1707–1708 гг), изд-во «Просвещение». 1967 к , стр 22.

[7] ГААО. ф. 412, оп. 3, д. 4, л. 116.

[8] Храмов П. А. Очерки экономики феодализма в России, Москва, 1957 г., стр. 88-89.

[9] ГААО. ф. 412, оп. 3, д. 4, л. 144.

[10] ГААО, ф. 687, оп. 2, д. 297, л. 71.

[11] ГААО, ф. 480, оп. 1, д. 863, л. 427 об. 428

[12] Согласно трудам Астраханского губернского статистического комитета (выпуск пятый, 1877 год), селение Новопавловское в 1867 году вследствие наносных песков в степи и обвалов берега Волги было перенесено на левый берег, в луговую сторону. Новое селение стало называться Петропавловкой. Сейчас это село входит в состав Наримановского района Астраханской области.

[13] Астрахань и Астраханский край, г. Астрахань, 1924 г., стр. 120.

[14] ГАГО, ф. 639. оп. 124, д. 780, л. 280.

 

Категория: История Астрахани | Добавил: damir_sh (22.06.2012)
Просмотров: 1022 | Теги: Ленин, Александр Марков, семья Ульяновых, Ульяновы в Астрахани, астрахань, Владимир Ильич Ленин | Рейтинг: 0.0/0